Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ролевая игра (список заголовков)
02:02 

хочу купить большой паяльник и написать на нём "умри", чтоб , как сказал великий классик, глаголом жечь сердца людей

А теперь слова благодарности (которые, как обычно, не влезли в первый пост><;) !)
Куда ж без них))

Много восторженных слов)


Прекрасный Мастер, лорд Кунсайт, Коу (он же Распорядитель, он же Похититель
лиц, он же Безликий) СПАСИБО! Огромное всепоглощающее спасибо за без сомнения
потрясающую игру! Я все же не представляю, как подобное можно придумать, а
потом еще и организовать, да еще и так, посему – восторги и благодарственные
слова с моей стороны. Спасибо за терпение и реально действенные советы в период
подготовки к игре, спасибо за безумно интересный и красивый образ Коу! Вашими
стараниями я стал намного счастливее))


Аполлон – оооо, Аполлон, какой
же ты прекрасный, как ж тебе не стыдно)) А если кроме шуток, огромное спасибо!
Играть с тобой было безумно приятно, порой мне казалось, что ты читаешь мои
мысли)) наблюдал со стороны так же с удовольствием) восхищаюсь в общем) за
отдых на море и золотой подарок отдельные слова благодарности, но их я озвучу
через тысячу лет по факту использования! Мур!


Гера – Красотка! Раскрыла свой
образ на сто процентов! Спасибо за прекрасную игру, спасибо за прекрасную
позитивную энергетику, за фразу про корону, которая набекрень, но все равно
идет)) и спасибо за фразу, которая к концу третьего дня прилипла ко всем)
потому что ну тут ведь как)))


Эрида – Во-первых извини и
сразу спасибо за поединок)) ты такая богично-злобная, что вах-вах! Я, как
всегда, в восторге от тебе и от твоих образов неописуемой красоты) Больше
раздора, больше Хаоса, больше Эриды! Опять же, восхищаюсь! Смотрел на твоего
персонажа все же с удовольствием))


Афродита – милая Афродита, ты
прекрасна! Поиграть друг с другом особо не удалось, но ты блистала) прекрасная
представительница греческого пантеона, спасибо большое за игру))


Атена – интересно было наблюдать
твоего персонажа) особенно после того, как ты отдала свое сострадание Морской
ведьме – было крайне интересно, как отыграешь)) спасибо большое за игру и за
практику в гримировании людей – ты же знаешь, я это люблю))


Роза – феечка прелестница, спасибо
за игру) Ты отчаянно и наравне со всеми билась за победу, хотя изначально и не
планировала этого! Ты большая умница! Спасибо тебе за игру, я видел – это было
потрясающе)


Идунн – Ты меня поразила как
всегда) Нет, я знаю, что ты потрясающая, но чтобы настолько!!! Слишком
богичная) Спасибо за все, за долгие
шестьдесят лет тюрьмы (я кстати понял, надо было не кровоподтеки, а купола
рисовать – отсидели же!), за исцеление рук, за обнимашки по-скандинавски… Да
что там) даже за кинжал под ребра)) За все спасибо! Люблю и обнимаю)))


Фрейя – восхитительная большая
скандинавская женщина! Безумно прекрасная и мудрая! Истинное наслаждение –
наблюдать за твоей игрой, спасибо тебе за эту возможность!
*комментарий от Зойсайта* Шикарнейшее платье! Абсолютно шикарнейшее, я в
восхищении!


Локи – Самый настоящий Локи,
спасибо тебе за твоего восхитительного персонажа! Отыграл настолько гениально,
что лучше и невозможно представить) Впрочем чего еще от тебя ждать, прекрасный
негодник)) (я любя)
Спасибо за прекрасную игру!


Лун-Ван – сама гармония) ты
очень помог мне вролиться на первых минутах игры, спасибо тебе за это) кроме
того, спасибо за красивую игру и за восхитительный костюм) я все пытался
представить, каким же будет наш дракон)) спасибо!


Феникс – И снова мы вдвоем, и
снова мы за Запад)) наша команда, я считаю, была вполне успешна, так что
спасибо огромное за игру! У меня была крайне чудесная душа, я рад доволен и
счастлив! Спасибо!!!


Борис! О БОРИС!!!! Любовь
сердца! Тут можно закончить на самом деле, но нет! Спасибо тебе за каждого
твоего персонажа! Каждый был идеален, ты потрясающий игротех) и извини за то
что Осирис девочку напугал – ну не умею я со смертными девочками знакомиться!
))) Спасибо))


Юки – Ты прелесть! Абсолютная
прелесть) уже вторую игру утверждаюсь в этом мнении! Огонь!!! Спасибо тебе за
игру, ты была не только милой, но еще яркой и правдоподобной! Мур!


Гоша – Красавчик) это самое
подходящее к тебе слово)) я в серьез беспокоился о тебе, когда ты в темнице в
удавке был>< спасибо за классную игру, очень здорово отыграл)


Видеооператорам (в особенности
Максиму, который выдержал весь турнир вместе с нами) огромное спасибо за ваш
труд!!!


Ваш веселый Мертвый
Мальчик :3




@темы: ролевая игра, отчет о порабощении мира, благодарности

02:01 

Отчет по ролевой игре «Божественный турнир»

хочу купить большой паяльник и написать на нём "умри", чтоб , как сказал великий классик, глаголом жечь сердца людей

Осирис – душа и тело великого Ра.

Хранит в сердце твою могилу город Гераклеополь.

Северным свежим ветром вечером веешь ты,

возобновляя в сердце молодости цветенье.

Врата небес перед тобой раскрыты, о властелин Осирис.

Ты – истины утвердитель, установитель Правды.

Ты очертил границы гор.

Но с лица земли волен стереть любого, кто замышляет злое.

На горизонте всходишь и разливаешь свет над темнотой.

Рау ну пэрэт эм хэру («Книга мертвых,
Слово устремленного к свету», гл. 7)






Свет.
Здравствуй, Свет. Ты был потерян для меня во все те годы, что правил я над
царством Мертвых, трижды священным Аментесом, находящемся на западе великого
Кемета, куда нисходило солнце Ра. И вышел я на Свет и узрел его слепящую красоту,
дабы выполнить доверенное мне.

По велению Судьбы великие властители Египта оказались не единственными во
Вселенной. Множество народов поклонялось множеству Богов, но знали ли мы об
этом? У каждого Бога своя Правда, но попытки достичь господства над всеми не
дали нам ничего. И вот Турнир. Смею ли я надеяться на победу, которой желаю так
же, как любой из нас? Однако клянусь тем, как любит меня Ра, что я сделаю все,
что смогу…

Мы
прибыли на Турнир среди прочих, я и Феникс. За власть прибыли бороться греки,
чей пантеон наиболее блистал разнообразием – Гера, Аполлон, Афродита, Эрида,
муза Атена и фея Роза, - скандинавы – Локи, Фрейя и Идунн, китайский дракон
Лун-Ван.


Некто, представившийся Коу, распорядителем Турнира, а одновременно и судьей,
объявил об официальном открытии, а также о том, что уже вот-вот начнется первый
этап соревнования. О том, сколько всего будет этапов, а также о том, кто он сам
такой, более подробной информации он нам не предоставил. Допустим, мы узнаем об
этом позже.

Обязательство дойти до конца турнира было скреплено кровью. Пути назад больше
нет.

Сперва я предпочел понаблюдать со стороны за участниками. Слишком уж они
непохожи на нас. Греки будто-бы совершенно беспечны. Сомневаюсь, что это именно
так целиком и полностью, но первое впечатление именно таково, что они ведут
абсолютно праздный образ жизни. Светлые. Скандинавы внушительны и спокойны, но
в их глазах я вижу пляшущие огоньки. Лун-Ван – воплощение гармонии. Именно с
ним я познакомлюсь в первую очередь. Впрочем, Феникс слегка меня опередила, уже
вступив с ним в разговор. Послушаем, что ты поведаешь, Лун-Ван. Ты не хочешь
того, что следует за победой. Но таковы правила: кто проигрывает – уходит в
вечность на тысячу долгих лет, пока не придет пора нового турнира. Ты не хочешь
такого для других, даже в случае своей победы. Я солидарен с тобой. Ты думаешь,
что стоит объединиться для победы, идея не плоха, я не вижу в ней ничего
дурного, но как нам придется поступить, если мы оба достигнем победы? Кто
отдаст ее другому? Победитель может быть один. Но, быть может, пока что можно и
помочь друг другу.



Интересно, что это за существа, так радостно бегающие по
залу, зовущие танцевать и веселиться? Праздность – есть такой же грех, подобно
другим грехам. Да и мы далеко не на празднике.



От особо настойчивого юноши, зовущего танцевать, удалось
откреститься. Зато греческая богиня Эрида весьма прямо спросила, приглашу ли я
ее на танец. О, прекрасная, ты бы знала, как долго я не танцевал. Но сделаем вид,
будто танцуем. Она все так же предлагает объединить усилия для победы. Об этом
же позже поведала мне и Гера. Кажется, каждый пантеон хочет добиться победы
любой ценой, особенно за счет других. Впрочем, это было вполне ожидаемо, не так
ли?

Ко мне подошла юная девочка, просила поговорить с ней наедине. Одна из тех
странных гостей Турнира, которые так активно зазывали Богов веселиться.

Когда мы отошли ото всех, она поведала мне поистине печальную историю, как
кто-то напал на ее семью и убил их всех, а она даже не смогла ничего сделать и
никак не могла им помочь… Он просила помочь найти ей артефакт, который якобы
помог бы ей вернуться во времени и хотя бы предупредить их. Взамен же она
обещала некий другой артефакт, способный приостановить время на полминуты, что
могло бы мне помочь в прохождении испытаний. Занятно. Меня не столько прельщал
приз, сколько то, что она обратилась именно ко мне со своей просьбой. Она
доверилась мне, могу ли я ей отказать? Она привела меня к месту, где хранилась
эта шкатулка, открывающая проход во времени. Произойти, конечно, могло все что
угодно. Могло случиться все, что угодно, лишь я прикоснусь к ней… но не
произошло ровным счетом ничего. Я отдал его ей. Все еще все в порядке. Она
отдала мне то, что обещала, наказав ни в коем случае никому не рассказывать о
нем.

Я вернулся в зал, ничего не изменилось. Кто-то танцует, кто-то разговаривает.
Скандинавы разговаривали, собрав вокруг себя греков, и громко смеялись.
Мгновением позже Феникс куда-то пропала, правда ненадолго – вернулась с таким
же артефактом, как и я. К слову, я сдержал слово и никому не рассказал о нем.

Позже к нам подходила Фрейя. Если послушать всех – никто не хочет, чтобы
проигравшие были преданы забвению. Но останется ли при этом мнении хоть кто-то,
когда победа будет в его руках?

Ожидание первого этапа было мучительно. Когда же вновь появится Распорядитель и
мы, наконец, приступим?

Он пришел, да. Крайне довольный. Это и был первый этап. Он смеялся над нами –
Боги-воры. Забрали артефакт, позарившись на вознаграждение. Он глумился над
нами. Кто-то не только взял, но и растрепал еще об этом, кто-то отказался
помогать вовсе… Но победитель все же был. Гера. Артефакт не взяла, но
постаралась помочь своими силами.

Он оставил нас, сказав, что скоро начнется второй этап.



Правда о турнире обрушилась на нас – тут
не будет только лишь соревнование силы.


***

Для прохождения второго этапа мы пришли в крайне странное место. Холод и
темнота распахнули для нас свои объятия. Я не боюсь темноты – было бы весьма
забавно, если бы боялся – Подземный мир светом не грешит. Где-то вдалеке можно
было увидеть несколько черепов. На полу лежали трупы. Впрочем, нет, одна
девочка была еще чуть жива – к ней подбежал Аполлон. Она рассказала о каком-то
чудище, которое убило ее возлюбленного, она кричала, что оно еще здесь, но
сколько бы мы не вглядывались в темноту – она никого не скрывала, всюду было
пусто.

Что делать – было не ясно, пока не случилось кое-что. То ли это было заклятие
этого невидимого «чудища», то ли – сама атмосфера места имела некоторые
занятные свойства, но рассудок Аполлона, видимо, помутился. Он стал агрессивен,
массовой атакой ослепил всех, кто не успел эту атаку отразить. Впрочем, такое
помутнение случалось с каждым, кого он коснулся. Это наваждение передавалось по
цепочке от одного к другому. Отбиваясь от приближающихся ко мне безвольных
теперь марионеток в руках какого-то заклятия, я истратил все атаки. В сражении
с Идунн мне было уже нечем защитить себя. Сперва ударило ее заклинание, а затем
я почувствовал лезвие ее кинжала. Далее темнота.

Нам говорили в начале. На Турнире можно умереть. Бессмертный Бог здесь теряет
свою жизнь раз и навсегда.

Холодно. Темнота вокруг сделалась совершенно непроглядной и совершенно ледяной.
Что было дальше? Кто победил? Откуда мне знать.

***

Я остался там не один. Нас осталось пятеро, однако мы не выбыли из Турнира. Нам
вернули жизни. И сообщили, что Аполлон хотел попытаться нас исцелить, но не
смог бы без помощи других, которые в свою очередь не пожелали поделиться своей
энергией ради нашего спасения. Распорядитель сделал особый упор на том, что они
сбежали, оставив нас там. Что же. Турнир есть все еще Турнир.

Кроме того, ясность внесло еще то пояснение, что это было обиталище Бога
Иллюзий. Вот почему прикосновение к плененным этим Богом людям помутило разум
Аполлона, а позже всякого, кто касался его. От прикосновения все будто бы
сходили с ума, так как начинали видеть во всех, находящихся рядом, своих
врагов.

А чудищем, которое убило возлюбленного девочки, была она сама. Это понял
Аполлон, за что и был вознагражден победой в этапе.





Вернувшись в зал, где выжившие участники ожидали следующего этапа, мы были
встречены удивленными взглядами. Они, разумеется, уже были полны надежд, что
пятью участниками стало меньше. Но нет.

Правда, у следующего этапа были все шансы это исправить.

Поединки.

«Вы же так хотели мериться силой! Пожалуйста. Меряйтесь. Только не мордобоем,
как простые смертные, а с помощью своих волшебных сил все-таки», заявил
Распорядитель.

Я бился с Эридой. Дрались мы увлеченно, беспощадно, но в какой-то мере бессмысленно.
Первыми двумя атаками Эрида отразила на меня действие моих атак, позже, когда
она чуть замешкалась, я погрузил ее в мертвый сон. Она была беспомощна, таким
же стал и я, добив ее последней атакой, но лишившись абсолютно всех сил. Никто
не вышел победителем в этом раунде.

Победил Лун-Ван, лишавший своей магией всех участников воли и заставлявший их
признавать его победу.

Возможно, его способ гуманнее, чем если бы атаки наносили реальный урон, но
настолько ли он честен? Не все участники например посчитали его победу
заслуженной и честной…





У нас было немного времени залечить раны и
восстановить силы перед следующим этапом, содержание которого, как обычно, было
загадкой.



***



Нас вызывали подвое. Так было,
по крайней мере, до того как пришла моя очередь с Аполлоном.

Вдвоем мы поднялись в другой зал, где перед Коу лежали скрижали. Те самые
скрижали, которые мы сами сдали непосредственно перед участием в турнире. Те
самые скрижали, на которые, независимо от нашей воли, было записано все о нас,
все наши поступки – хорошие и плохие. «Возьмите свои скрижали», приказал Коу.
Найти среди табличек с письменами на разных языках свою было не трудно.
Знакомые иероглифы сразу притянули взор. Аполлону найти свою также не составило
труда.

«Это этап на доверие. Обменяйтесь скрижалями. Пусть ваш напарник знает о вас
все».



«Но он же не умеет читать
по-гречески», улыбнулся Аполлон, точно передав мою не высказанную вслух мысль.

«Я ему буду читать. На ночь» сардонически усмехнулся Коу.

Я ценю правду превыше всего, и ничего не намерен скрывать, раз в этом
заключается цель задания, - думалось мне в то мгновение. Аполлон поколебался,
но замечание, что не отдай он свою скрижаль мне, мою он также не получит, он
протянул ее мне, взяв в свою очередь мою табличку со всеми моими тайнами.

Мы должны были признаться вслух обо всем, что там написано.

Сначала мой рассказ казался и вправду приторно сладким, «как резюме при приеме
на работу» (спасибо, Коу, очень меткое замечание). Я вспомнил, чего стыдился
больше всего. Того случая с женой Сета, к которой я явился в образе самого
Сета. Правдивые фразы все никак не хотели вырваться из уст, предпочитая навеки
быть похороненными в глубине мертвого сердца. Но так нельзя. Аполлон был
честен, теперь мой черед.

Мы ушли от Распорядителя в неведении – пройден ли этап? Что стало с остальными
кто был до нас? Что будет с теми, кто будет после?..

Ожидание казалось невыносимым. Весь Турнир, казалось, более чем на половину
состоял из едкого ожидания, которое было неотступно рядом – пока мы ожидали
нового этапа, пока мы ждали своей очереди, пока ждали остальных… И так все
время без конца и края.

Сидя вдвоем мы затронули тему, которую обсуждали, кажется, решительно все. Для
чего и кем был задуман турнир на самом деле? Что нас действительно ждет?.. И так
далее, и так далее…

Когда сидеть и ждать стало совершенно невыносимо, мы вернулись в главный зал.
Там, пока что, еще никого не было. Лишь спустя время участники вернулись туда.
Доверились друг другу все. За одним исключением.

Локи. Он не захотел рассказывать Эриде – о чем повествовала его скрижаль. Самое занятное было в том, что это не было
связанно с его нежеланием раскрыть свои секреты. Он не хотел танцевать под
дудочку Распорядителя.

Однако, все оказалось не так чудесно, как ему бы хотелось.

Без него мы не могли приступить к прохождению второй части этапа,
соответственно он должен был довериться Эриде и рассказать ей все о себе. Коу
хотел в наказание заставить его рассказывать перед всеми, «Но Бога ради,
пойдемте, расскажешь это Эриде наедине!», наконец согласился он.

В полном составе мы смогли отправиться за артефактами, без которых мы не могли
приступить к выполнению задания. Их можно было взять, лишь принеся клятву о
том, что мы обязуемся сохранить доверенные нам секреты. Вроде ничего сложного,
не так ли?

Итак, артефакты у нас. Наконец-то можно начать.

Возложив артефакты на алтарь рядом водоемом, мы, как оказалось, спасли Морскую
Ведьму. Она, правда, не посчитала нужным пояснить - от кого или от чего. Однако
она вызвалась быть судьей в этом этапе.

Мы подходили к ней группами в том же составе и том же порядке, как до этого
подходили к Коу. Всем она задавала один и тот же вопрос «Расскажите мне, почему
Вы достойны быть главным Божеством, а ваш напарник нет? Помните, что это этап
на честность. Вы должны говорить лишь правду и ничего кроме правды, иначе Вы
останетесь тут навечно».

Ответ, который я скажу, сразу же появился у меня в голове. Я знал, что иначе
быть никак не может. Я только что поклялся, что не расскажу секретов Аполлона,
так что лучше вечное заключение в компании этого «милого хтонического»
создания, чем предательство. Занятно, но Аполлон сказал примерно то же самое.



Кто-то потом сделал то же
самое, кто-то все же раскрыл секреты своего напарника, рассказывая, что делает
его недостойным звания Правителя. В любом случае, всем нам объявили, что никто
не выйдет отсюда.

Атмосфера с каждой минутой становилась все менее приятной, дышать было все
труднее. К Ведьме присоединились ее… приспешники? помощники? друзья? Черт
знает, кем были эти существа. Они бродили вокруг нас, смотрели на нас своим
пустыми глазами, шептали нам «Ты не достоин… не достоин…»

Ведьма смеялась нам в лицо, осмеивала каждого.

«Осирис, какой из тебя правитель? Ты
общаешься с мертвыми, ЧТО ты можешь знать о мире живых?!»


Эта мысль начала пульсировать в моем
мозгу.

Что я знаю о живых? Чем я смогу им
помочь? Что они будут ждать от своего Правителя?! Я не смогу дать им то, что
они ждут…

Сквозь эти мысли я слышал, как Аполлон говорит мне: «Это лишь слова, это
просто слова! Не слушай ее!!!»

Дышать становилось все труднее каждому из нас, прикосновения этих существ
обжигали, хохот ведьмы звенел в ушах. Казалось, выхода нет, мы сойдем с ума
раньше, чем сможем придумать, как выбраться. Где-то вдалеке был слышен плач
Афродиты.

Прошло достаточно времени. Наконец мы предприняли попытку выбраться. Этап был
на честность, но никто не должен был предавать доверившегося ему участника.
Было решено, что те, кто рассказал секреты своих напарников, расскажут всем
свои. Было видно, что мы были на верном пути, однако этого было недостаточно.

Чтож, все вынесут своих скелетов из шкафов на общий суд.

Ведьма выслушала нас с мрачным удовлетворением на лице, но за выход нужно было
заплатить. Принести ей что-то в дар.

Я ей отдал свою мстительность. Много лет я жил этим воспоминанием, лелеял в
душе свою месть Сету. Для ведьмы мстительность оказалась достаточным даром.

Мы могли уйти, если бы не одно обстоятельство. Те двое существ, по рассказам
Коу, пришли сюда также, как это сделали мы. Однако не известно доподлинно, кем
они были в прежней жизни. Быть может Богами, Музами, а может быть убийцами и
маньяками. Можем ли мы оставить их тут? Или должны приложить силы и попытаться
спасти их?

Здесь мы могли выбирать. Многие ушли. Осталась лишь горстка участников. Я
остался также.

Как итог, стоит сказать, что мы вызволили их. Разумеется, Ведьма не хотела
отпускать их просто так. Здесь нужны были еще дары, по одному за каждого
плененного ею, которые она и получила.

Девочка оказалась действительно Музой, но вот молодой человек – маньяком,
убивавшим людей. Ответственность за его освобождение лежала на нас, выпустивших
его.

***

Снова мучительное ожидание нового этапа. Однако оно было окрашено забавным
событием.

Поскольку одной из жертв Ведьме в оплату двух ее пленников был слух Аполлона,
были предприняты попытки вернуть ему возможность слышать.

Решение этой проблемы преподнес нам Распорядитель, напомнивший нам, что он
давно дружит с Морской Ведьмой и может все устроить. Надо быть глупцом, чтобы
не понять этой системы – если ты что-то хочешь получить, ты должен то-то
отдать.

В обмен на слух Аполлона Коу просил о, казалось бы, совсем мелочи. Мы должны
были довериться ему. Почему мелочи? «Мы это делаем, кажется, на протяжении
всего турнира», думалось каждому из нас.

Однако нужно было не только довериться, но еще и не препятствовать никакому
воздействию с его стороны.

После некоторых колебаний и размышлений, мы согласились и на эту сделку.

***

Гера мучилась дикой мигренью, у Фрейи разболелся зуб, у Аполлону посеклись концы
волос, у Локи обнаружилась дикая перхоть, у Лун-Вана пропали рога, у меня
открылась и закровоточила рана на руке, полученная в каком-то этапе…И у каждого
случилось что-то, причиняющее неудобство. Только было непонятно, откуда оно все
взялось? Мы же вроде как Боги, и такие прелести жизни смертных, как болезни,
никогда нас не касаются. Однако, так было лишь раньше, вестимо.

Наши божественные силы пропали. Их нет. Те, кто владели исцеляющей магией,
теперь вряд ли смогли бы залечить царапину. Других магических сил также нет.

Мы стали… смертными?

***

Прошел целый год. Мы, находящиеся вне времени и пространства, так и провели его
в компании друг друга. Время от времени нас настигал все тот же крест
смертности – болезни. Снова неотступно преследовало нас ощущение, будто выхода
нет. Мы отчаянно пытались вспомнить – как смертные излечивают раны, избавляются
от головной боли, и так далее.

Первым удача улыбнулась скандинавам. Они помолились своим Богам, принесли им
жертвы, излечившись таким образом от недугов, однако не вернув магические
способности. Греки тоже молились своему Богу, однако приносили они что-то в
жертву или нет.

Мы с Феникс воззвали к великодушному Ра, прося помощи в исцелении наших ран. Ра
милостив и удостоил нас своего внимания и исцелил нас своею благодатью.

Это был очередной этап.

Он был крайне полезен для меня, ибо позволил изгнать из сердца тени терзаний,
которые остались там после слов Морской Ведьмы. Я стал лучше понимать смертных.
Не просто знать, что они когда-нибудь умрут, и тогда я уже соотнесу их жизнь и
эталон Правды, великую Маат. Теперь я вспомнил вновь, что их жизнь более
обременена тяготами. Они должны пытаться справиться со своими желаниями, но
когда они взывают к Богам, Боги должны отвечать им, ибо сие есть божественная
обязанность.





В этом этапе я впервые за Турнир одержал победу.



***

Нам были возвращены наши магические силы.

О начале следующего этапа возвестило лишь то, что Распорядитель сказал Афродите
следовать за ним, и, усмехнувшись, добавил, что если она не справится, то он
придет за другим.

Мучительно тянулись минуты, пока он не пришел снова. Без Афродиты. За мной.

Кто мог подумать, что это будет «приглашение в гости». Он хотел похвастаться
своей Коллекцией. Он был прав, кто-то собирает марки, кто-то – монеты. Коу же
был крайне… небанальным, если можно это так назвать, коллекционером.



«Проходите, чувствуйте себя,
как дома, ибо надеюсь он таковым станет».

Абсолютно спокойно (сперва) я рассматривал то, что Коу выбрал предметом своего
интереса.

Он собирал лица. Настоящие лица. На стенах висели «спящие» лица незнакомых лиц.
Точнее почти незнакомых.



Он подвел меня к одной стене,
лиц на которой было меньше, чем на других, и испытующе посмотрел на меня. Среди
всех лиц я узнал Афродиту. Она попалась.

Он что-то рассказывал о своей коллекции, и было видно, что любая мысль о ней
приносит ему истинное удовольствие. А у меня из головы вылетело все то, что мы
обсуждали о нем вчера. На этом же попался и я.

Не помню, что сказал он, но это выбило меня из равновесия. «Да с чего Вы взяли,
что я захочу попасть в Вашу коллекцию?!»
выпалил я, и это было ошибкой. Нельзя проявлять эмоции рядом с ним. Нельзя.

Мое лицо попало к нему на стену тоже.





***

Скандинавы прошли испытание. Прошел его и Лун-Ван. От предложения Распорядителя
попробовать вернуться туда и спасти участников, они отказались. Аполлон сначала
прошел его, но позже, осознав, что лица на стене – не иллюзорны, что это правда
лица всего его пантеона, вернулся и остался там.



***



Утро третьего дня началось для
меня и многих других на стене Коу. Распорядителя. Похитителя Лиц. Он снова
рассказал нам, что снова никто не пожелал нас спасти. Каждый, вероятно, уже
готовился к вечности, проведенной на этой стене. Но пока что можно было
получить отсрочку от этого без сомнения крайне приятного времяпровождения.

Безликий предложил сделку. Все лица в обмен на одно, но самое интересное,
которое станет даже не жемчужиной, но бриллиантом его коллекции. А что может
быть лучше лиц нескольких Богов? Верно, лицо Главного Божества, лицо Победителя
Божественного Турнира.

Он предложил заключить договор: он отпускает нас всех здесь и сейчас, дабы мы
могли продолжить участвовать в Турнире, но если один из нас побеждает – он отправляется в коллекцию. Но не на тысячу лет до
следующего Турнира, а до скончания вечности.

Выбор у нас был не то, чтобы большой. Мы подписались кровью под договором.
Теперь в случае победы один из нас вернется сюда.

Договор имел, кстати, еще одно забавное свойство – выйдя из обиталища
Безликого, мы все разом забыли суть договоренности. Мы помнили, все, что
Безликий рассказал нам, помнили, что заключили сделку. Но вот о чем? В обмен на
что? Какова цена?..





В главном зале мы вновь были встречены
удивленными взглядами. Однако, долго переглядываться не пришлось. Коу вернулся
и поведал нам суть следующего этапа.

Жертвенность будущего Главного Божества. Каждый должен принести жертву,
достойную будущего Правителя.

Было ясно, что какое-нибудь качество, вроде тех, что мы приносили в дар Морской
Ведьме, не будет оценено как жертва, достойная Правителя. Однако отдать то, без
чего невозможно было бы в будущности править, было бы также крайне неразумно.

Я погрузился в думы. Что есть у меня такого, что я бы мог пожертвовать, не
лишив при этом свою сущность своей весомой составляющей?.. Чем я ценен как
правитель?

Правда есть моя суть. Каков я буду Правитель, коль не будет во мне и в речах
моих Правды?

Вечность есть суть любого Бога. Как смогу я править тысячу лет над народами
мира, коль буду обречен на хрупкую и краткую жизнь смертного?

Возрождение – есть иная моя суть. Бог Возрождения без умения возродить самого
себя – это невиданная глупость. Однако у этого умения есть некая часть,
возможно подходящая для жертвы Правителя. Способность возрождать.

Да, она была у меня с тех самых пор, как мой сын Гор возродил меня своим
магическим Оком. Я не пользовался ей, но мог прибегнуть в случае острой
необходимости. Но может ли справедливый Правитель вмешиваться в течение жизней
смертных? Может ли он возродить кого либо, оставив тысячу других мертвыми? С
чего такая необъективность?..

Однако эта способность крайне ценна.

Решено. Ее я и принесу в жертву, как одну из частей своей сути, но ту, которая
не нанесет мне сильного ущерба, который бы сделал меня неполноценным
Правителем.



Жертвоприношение Богов было
устроено в виде своеобразного ритуала. Каждый выходил в центр и торжественно
объявлял о сущности своей жертвы, а после – отдавал ее судье Коу.

Жертвы были крайне разнообразны. Для себя я отметил более всего жертву Геры.
Ранее она, как верховная Богиня своего пантеона, пользовалась тем, что все
греческие Боги подчинялись ей и шли за ней по ее воле, вне зависимости от их
собственной. Теперь же она отдала эту способность. Правитель должен своими
деяниями внушать доверие своему народу и вызывать их желание следовать за ним,
а не своей магической способностью. Жертва Геры достойна уважения.



Однако победила Фрейя.

***



У нас было немного времени на моральную
подготовку к следующему этапу. Лишь мы преступили к его прохождению, я сразу же
поставил для себя цель. Я должен был
победить в этом этапе. Просто обязан был, иначе я бы начал сомневаться в своей
компетентности с особым упорством.



Мы пришли в темницу. Там было трое заключенных. Слабенький свет еле разрежал густую
тьму мрачного помещения. Прямо рядом со входом, весь в цепях и с удавкой на шее,
привязанной к крюку в потолке, стоял едва ли живой юноша. Из его уст порой
вырывались тихие хрипы и полу-стоны.

На полу у одной стены, также закованная в цепи, лежала девушка. Она сидела
отвернувшись ото всех, прятала лицо и временами всхлипывала. У дальней стены
сидело совсем юное существо, девочка с отрубленными по локоть руками и
забинтованным глазом. От лодыжки ее также шла к крюку в стене цепь.

«Кто сделал это с ними?!»



«Правосудие. Они были осуждены
в разных местах земного шара и приговорены к пожизненному заключению и пыткам».



Первым мы начали расспрашивать
юношу. Слабым голосом он поведал нам, что был осужден за изнасилование,
которого не совершал. Он рассказал, что уже на протяжении года жил с девушкой,
которую любил, с которой хотел пожениться, так как и она любила его, но как-то
раз он вернулся домой, где его уже ждали…его обвинили в изнасиловании и
посадили в темницу.

Далее участники разделились и одновременно начали опрашивать обеих девочек, что
оказалось затруднительно для восприятия. Я старался услышать обе истории.

Девочка, которая прятала свое лицо от наших взоров, оказалась убийцей. Она
коротко, перемежая рассказ всхлипами, рассказала о каком-то купце, который убил
всю ее семью ради того, чтобы забрать у них земельный участок. Она отомстила,
убив его. Она считала, что если не убьет его, он будет убивать и дальше.



Безрукая девочка, дрожа то ли
от страха, то ли от холода, а скорее и от того, и от другого, а также от
слабости, рассказала, что ее приговорили к этой каре за воровство лекарств для
больной матери из лавки местного аптекаря.



Я предположил, что приговоры им были вынесены не справедливо. Кажется, кто-то
предположил то же самое.

Разумеется, Коу предложил нам самостоятельно вынести приговоры.

Кто-то говорил, что их всех надо выпустить на свободу. Кто-то предлагал
оставить их тут как есть. Аполлон вроде бы вообще отказался их судить и
выносить им приговор.

Я помню что сказал я.

На счет девочки-воровки – разве воровство было единственным способом достать
лекарства для больной матери? Разве не могла она попытаться заработать?
Конечно, отрубленные руки – и без того достаточное наказание, но будет ли это
значить, что она не попытается потом украсть впредь? Воровство – это все же
преступление.

На счет другой девочки – месть, разумеется, является нормальным явлением в
некоторых местах земного шара. В некоторых обществах, даже честью. Но
достоверно ли то, что этот купец убивал бы дальше? Мы не знаем. Убийство – тяжкий
грех.

Молодой юноша утверждает, что не насиловал девушку, которую любил и с которой
жил вместе год. Если принять его слова за правду – значит можно говорить о том,
что были свидетели того, что они жили вместе, что они любили друг друга. Если
она тоже любила его, значит можно предположить, что это не ее рук дело. Значит
был кто-то, кто был против этого союза или завидовал чужому счастью. Значит
кто-то оклеветал его. А кто это мог быть? А вдруг все таки сама девушка?
Необходимо опросить свидетелей, чтобы понять полную картину.



В финал этапа вышли четверо участников: я, Феникс, Идунн и Фрейя.

Фавориткой Коу, очевидно, была Фрейя, ибо ее ответ он назвал идеальным – она относительно
каждого случая сказала, что нам не достает фактов.

Настоящий Правитель должен брать во внимание все, относительно разбираемой
ситуации, а не полагаться на то, что увидел беглым взором…

Мы устроили подробный допрос каждого.



Юной воровке было всего
тринадцать лет от роду, мать ее тяжко болела, братья и сестры были младше, а
мужчины в доме не было. Не видя другого способа спасти мать, она пошла на
воровство, причем, судя по всему, не единожды, и крала дорогие лекарства у
местного аптекаря. Правда, воровство было меньшим из зол. Как-то раз аптекарь
не ушел в положенное время на обед, и поймал малышку за руку. Испугавшись
наказания, дитя убило его. За это оно было лишено глаза в придачу к отрубленным
рукам.



Мстительница рассказала правду,
однако не целиком.

У нее была семья, у нее был муж и дети. Богатый купец сначала просто просил
отдать ему землю. После нескольких безуспешных попыток, он убил всю ее семью,
одной ей удалось спастись. Этот купец практиковал подобное давно – уже много
семей он убил. Вероятно, девчушка права, их была не последней. Но только вот
убийством купца она не ограничилась. Она убила всю его семью, уподобясь ему
самому. Купца, его жену и детей.



Молодой насильник вовсе и не
насиловал девушку. Но вместе в его доме
они тоже не жили. Они жили в доме ее родителей. И замуж звать он ее не хотел.
Они состояли в любовной связи по обоюдному согласию, правда, как-то раз их
поймал на этом ее отец. Ее родители были против этого союза. Он обесчестил их
дочь, не желая брать ее в жены, а еще и воровал у них вещи, как оказалось.

Родители склоняли дочку к расторжению всяческих отношений с ним.

Она, стыдясь перед отцом, за то, что он нечаянно увидел, заявила о том, что ее
изнасиловал этот молодой человек. И вот теперь он находился здесь.

Нам сказали вынести свои версии приговоров.

Моя Правда диктовала мне так: насильник, коль скоро он не совершал сего деяния,
не должен и отбывать наказание за него. Однако преступление он совершил.
Конечно, воровство и насилие не стоят в одном ряду по жестокости и причиненному
вреду, но одинаково являются преступлениями. В виду растраты всех своих
средств, юноша должен отработать все украденное. Приговор: принудительные
работы до тех пор, пока он не возместит ущерб родителям своей возлюбленной.

Убийца не может быть оправдана. Убийство одного человека – тяжкий грех.
Убийство целой семьи – тем паче. Приговор: пожизненное заключение, но без
пыток.

Воровка, разумеется, хотела помочь семье, но убийство, как я говорил, тяжкий
грех. За воровство она уже наказана сполна, за убийство еще должна отплатить.
Она пробыла в заключении уже год. Приговор: еще десять лет заключения без
пыток.



Не помню точно, что предлагали
другие финалисты. Кажется кто-то что-то говорил о психологическом лечении,
кто-то предлагал отпустить кого-то из заключенных, но не суть. Каждый из наших
приговоров был принят.

Всех, кто не вышел в финал этапа, тоже попросили вынести приговор.



И тут открылась первая
загвоздка.

Эти трое были собраны здесь вместе не случайно.

Виной всему было пророчество, которое предрекло, что человек, родившийся в
определенный день, и совершивший какое-либо тяжкое преступление, убьет будущего
Великого Правителя. Стало быть, кто-то из них.

Повлияет ли это на наши приговоры? Естественно, если оставить все как есть, то
пророчеству не суждено будет сбыться.

На мой приговор это не повлияло. Мы не имеем права судить их за то, что еще не
свершилось, а оставлять их тут из-за сугубо субъективного интереса – так ли
должен поступать Правитель?



Вторая загвоздка была еще
занятней.

Нам, четырем финалистам, сообщили, что просто так выдернуть этих заключенных из
тех тюрем, где они отбывали наказание, нельзя. Стало быть, чтобы заменить их
наказание тем, которое вынесли мы, мы
сами должны отбыть за них то наказание, которое им назначили изначально, то
есть пожизненное наказание.

Коу сделал оговорку, что быть может, он наложит на время заклинание, и если в
заключении оно будет идти в своем темпе, то за его пределами будет идти намного
медленнее, и получится, что в заключении мы проведем несколько десятков лет, а
снаружи пройдет лишь минута или две. Но может так будет, а может нет.

Феникс и Фрейя посчитали это неравноценной оплатой за свой справедливый
приговор.

Я же сказал, что коль скоро мы судьи, мы должны быть ответственны за свои слова
и свои приговоры. Я готов нести эту ответственность.

Идунн была такого же мнения.



Все покинули темницу, а для нас
с Идунн настали мрачнейшие шестьдесят лет, которые были отмерены судьбой
оступившимся людям. Нас пытали, отрубили нам руки, делали все то, к чему были
приговорены эти грешники. Долгие шестьдесят лет тянулись вечность, перемежались
лишь короткими передышками, а мы мучились больше всего мыслью – заговорил ли
Коу время? Кто победил в Турнире? Что произошло с остальными?...



***



Мы вышли из заключения.
Шестьдесят лет. Прекрасное лицо Идунн покрылось морщинками, ибо без своих
золотых яблок она не могла более оставаться вечно молодой. У нас так и не было
рук.

Мы не понимали. Вот мы на свободе, но оба живы. Если прошло столько времени,
турнир должен был кончиться, а значит как минимум один из нас должен был уйти в
забвение. Но этого не случилось.

Мы поднялись в зал к участникам. Все встало на свои места. Время было
заговорено, здесь мы отсутствовали всего несколько минут. Мы все еще участники,
мы все еще можем бороться.

Благо, исцеляющее заклинание вернуло руки Идунн, а она с помощью своих рун
вернула руки мне.

Едва мы перевели дух, явился Распорядитель.

«Вы знаете, произошел досадный случай. Один из вас сжульничал. Я знаю кто это и
хотел его исключить, но проявите же мудрость, скажите мне сами, кто это был»

Сперва он оставил нас, дабы мы могли сами посовещаться между собой, кто же
сжульничал.

Позже мы призвали его и он устроил допрос с пристрастием, каждого допросил.

Я сказал, что после стольких заданий на доверие даже не буду пытаться кого-то
осудить в жульничестве. Но допустил промах в итоговом ответе. Я сказал, что
жулика нет среди тех, кто тут есть. А наиболее верным был ответ Аполлона,
который заявил, что этим жуликом является сам Коу, подразумевая естественно то,
что Коу пытается нас лишь заставить думать, что этот жулик существует в
принципе.



Это был, кажется, самый стремительно
пройденный этап, в отличие от следующего.



***



Мы попали в сокровищницу. На
столах были разнообразные артефакты. Каких там только не было. Различные
украшения, шкатулки, кинжалы, книга, египетская пирамида в миниатюре… и по
словам Безликого, каждый из них исполнял желание, но лишь одно, и лишь то, что
было в нем изначально заложено. И никто не мог узнать, какое это желание, пока
не использует этот артефакт.



Первой на этот крючок попалась
Атена, схватившая зеркало, и потерявшая в нем свое отражение и ставшая в свою
очередь отражением самой себя. Апатичная муза милосердия.

Вторым был Аполлон, которому приглянулась золотая корона. Он явно уже видел
себя выигравшим турнир, стоило ему лишь надеть ее. Радостный, он ходил по
комнате, звал всех танцевать, пытался нас заставить писать о весне, и казалось
готовый вот-вот прочесть хвалебную оду в собственную честь.

Третью попытку предпринял Лун-Ван. Ожерелье, которое он взял в руки, навеки
оставляло смертного в том возрасте, в котором он был в тот момент, как
использовал этот артефакт. Будь Лун-Ван юным смертным, он бы на веки остался
молодым, но ему было много тысяч лет, а посему он рассыпался в прах, ибо
смертный в его возрасте так бы и выглядел.

Спустя долгое время бессмысленных рассуждений Коу начал давать нам подсказки о
действии того или иного артефакта. Однако, подсказки были недостаточно четкими,
а посему мы не могли решить, что использовать в итоге.

К слову мы были не единственными посетителями сокровищницы. Рядом с нами было
три тела. Двое были без сомнения мертвы, третья вроде дышала, но разбудить ее
не представлялось возможным, посему мы вскоре оставили попытки.

Более всего интерес привлекала египетская пирамида. Настолько, что я решился
докоснуться до нее. Она забрала в себя все мои секреты, а попутно я лишился рук
и дара речи. Чудно. Снова я без рук.

В конце концов разговоры так ни к чему и не привели, зато удалось разбудить
спящую девочку. Она ничего не знала об артефактах, которые тут были, однако
дала нам подсказку, на которую мы не обратили внимания.

Среди тех артефактов, что она назвала, была шаль. Она видела на ее же стуле и
по сравнению с блистательными сокровищами была блеклой и незаметной. Но в ней
то и крылся ключ к разгадке.

Мы не должны были смотреть лишь на обложку вещей, на их блеск. Нам стоило быть
внимательнее обращать внимание на детали, на мелкое и не заметное с первого
взгляда. Мы должны были обратить внимания на эту незаметную и этим выделяющуюся
шаль и показать, что способны Видеть и Думать.

Мы не доказали, что способны, а посему провалили задание.



***



Нескончаемый Турнир привел нас
к следующему испытанию.

Нужно получить еще одну победу - я пока
что в тройке лидеров. У меня, Аполлона и Идунн по два очка.

Город, пустой, холодный. Всего парочка людей еще осталась тут, да и те
оказались… прокляты? О да.



Боги гневаются. А когда Боги
гневаются, люди страдают. При чем не только виноватые.

На этот город какой-то Бог наслал проклятие, а эти бедные люди тоже от него
пострадали.

Пара мгновений – и вот они идут к нам, а в руках у них какие-то инструменты –
клещи, плоскогубцы… они щелкают ими и тянут руки в темноту. Прямо к нам. Они
воют. Они жаждут поймать нас.

Прошло какое-то время и они докоснулись каждого, и каждый стал марионеткой.

Наваждение схлынуло так же, как и появилось – внезапно.



«Понравилось быть безвольными?»
ухмылялся Коу.



Он снял это заклятие и с людей
тоже. Они смотрели на нас, хлопали глазами и совершенно ничего не понимали.

Это было худшее испытание из всех. Они не верят в Богов. Совершенно ни в какого
Бога. И они упиваются своими бедами. Одна – потеряла всех близких в своей
жизни, другой – начал еще и заливать беды алкоголем, а третья боялась всех и
никогда не имела друзей.

Они стояли перед нами, хмурились, спрашивали, из какого мы цирка, и все
пытались вжаться в стену дома, просочиться сквозь нее и исчезнуть.

Мы должны были доказать им, что мы Боги. Мы должны были добиться их веры.

Это оказалось очень сложно.

Мы решили принести им дары. Не для того чтобы снискать их веру, но хотя бы
помочь справиться с тем навалившимся на них проклятьем.

Я, правда, совершил глупую, но видимо до крайности забавную ошибку. Все же
учиться мне и учиться еще общению со смертными! Напугал бедную девочку своим
видом во-первых. Затем, в желании подойти чуть ближе и лишь затем начать
разговор, сделал несколько шагов к ней, а в этот момент за моей спиной начала
что-то говорить Фрейя, а я решил подождать, пока она закончит, а это видимо
испугало ее еще больше. А затем, я начал разговор с самой подходящей фразы.
Дело в том, что у нее погиб ребенок. Я хотел успокоить ее душевные терзания
тем, что пообещал бы покой души ее ребенка, но все сделал не так. Представьте
картинку: такое существо потусторонней наружности, как я, вроде как крадется,
при чем к вам, а потом спрашивает «У тебя умер ребенок?».

Фатальная ошибка. Впрочем, обещание позаботься о душе ее ребенка все уже
успокоило ее. Ну хоть развлек…



Победителей в этапе было несколько, но не все. Аполлон, Идунн, Фрейя, Локи…
кажется кто-то еще, но всех не упомнишь… (прошу прощения за забывчивость!)

Целью этапа было донести до нас мысль, что Бог
должен держат в узде свою ярость, а если уж карает, то только того, кто реально
заслуживает наказания.



***



У нас было двое финалистов Турнира. Аполлон и
Идунн.

Они стояли прямо перед нами в центре зала. Только вот решить, кто достоин
победы, почему то предлагали нам, а не судье. Сложный выбор. Два Бога,
показавшие себя столь достойно на протяжении этапов. Прости Идунн, я считаю что
и ты достойна победы, но коль скоро нужно выбрать одного, я все же склонюсь к
Аполлону.



Впрочем, им предложили править
посменно. Первые пять сотен лет один, вторые – другой.



Только имелось одно но. Для
вступления в должность нужно было соблюсти ритуал – осушить одного из членов
своего пантеона до последней капли крови.

Но как сильно бы греки или скандинавы ни жаждали победы, ни Аполлон ни Идунн не
пошли на это.

К слову, это было лишь проверкой.

Они были признаны полноправными правителями на ближайшую тысячу лет. Вкусили
веру людей.



Первым должен был заступить
Аполлон, дабы он мог исполнить обещания, данные людям в том проклятом городе в
очищении этого города от скверны.



На правах Верховного Божества
он сам распределил участь проигравших. Скандинавы, до наступления их периода
правления, отправились в Вальхаллу.

Для меня Аполлон посчитал необходимым отдых на море, а также исполнение обещания (но тсссс, это
секрет!!!)

Феникс и Лун-Ван также не были преданы забвению.



Мы покинули Турнир. Он был для
нас завершен.

Да, победа была близко, но я не смог ее достичь. Чтоже… быть может через тысячу
лет удача улыбнется мне?



_____________________________________________





Заключение.

Греки были готовы начать пировать прямо здесь и сейчас, но Распорядитель
Божественного Турнира решил добавить ложку дегтя в их медовые бочки. А лучше целый
ковш дегтя.

Он уже предвкушал. Наконец-то он получит то желанное….

«Поздравляю, поздравляю, а теперь время вспомнить о сделке!»



Разумеется все уже забыли о
сделке. Еще бы. Но Распорядитель не забыл, и теперь пришла пора Аполлону, как
победителю Турнира, распрощаться со своим прекрасным личиком и отправиться в
прекрасную Коллекцию на веки вечные.



Однако Солнечный Мальчик
попросил отсрочку. Он же дал обещание, которое он должен исполнить – очищение от
скверны городка, где живут те несчастные смертные.



Обидно конечно. Желанный приз
был так близок. Но быть может впереди будет что-то интересное? Иди, Солнечный
мальчик. Пять сотен лет правь над Миром, помогай смертным, прояви себя как
справедливый Правитель, а потом ты все равно не убежишь из цепких лап. А пока
можно и понаблюдать….





П.С.: Все ошибки и совпадения
случайны, Осирис не виноват)


@темы: ролевая игра, отчет о порабощении мира, отчет

Der Feurige LadyBoy

главная